Top
Арт

Рон Кобб — великий мечтатель и художник-самоучка

Много ли именитых художников-футуристов 20-го века вы знаете? Первым, вероятно, вспомнится великий Сид Мид, но что насчет чуть менее известной, но не менее деятельной личности?

Рон Кобб — художник-самоучка, дизайнер, карикатурист, режиссер-постановщик и даже актер. Тот, кто разрабатывал концепты к культовыми фильмам, таким как «Звездные войны», «Чужой», «Назад в будущее» и многим другим. Рассмотрим, как увлечение научной фантастикой привело Рона к работе над культовыми голливудскими фильмами.

Юношество и первая творческая деятельность

Родился Рон в 1937 году и вырос неподалеку от Лос-Анджелеса, в городе Бербанк. Ещё с детства он выделялся мечтательностью, любовью к чтению фантастических комиксов и рисованию. Потуги к искусству, увы, никак не помогали ему с учебой, которая казалась Рону скучной, как и город в котором он живет.

Жизнь обычного работяги в Бербанке мне казалась серой и неинтересной. Будущее не вселяло особых надежд. Так, не находя ничего увлекательного в реальности, я с головой погружался в фантастические миры комиксов и телевидения. Я мечтал, вынашивал идеи и рисовал, делая свои фантазии более реальными. В подростковом возрасте я был жутким интровертом, плохо учился и просто ждал, когда что-то изменится.

Не смотря на неприглядность, Бербанк стремительно развивался. Там расположились штаб-квартиры The Walt Disney Company, Warner Bros. и других именитых компаний, что было кстати для юного Кобба. По окончанию школы ему посчастливилось устроиться в Disney и поработать над мультфильмом «Спящая красавица» (1959). Отсутствие художественного образования не стало проблемой, правда и работа помощником аниматора была скорее технической. Рон прорисовывал промежуточные кадры. По окончанию работы над проектом, его уволили из студии.

Служба в армии и карьера художника-самоучки

Родители обеспокоенные такой нестабильностью в работе, настояли, чтобы Рон устроился почтальоном. Но Коббу не пришлось долго разносить почту. Уже в 1961 году его призвали в армию, где он отслужил три года. Военная служба оказалась не слишком сложной, даже учитывая год проведенный во Вьетнаме. Рон нашел себе место устроившись чертежником-связистом.

Большей сложностью было возвращение из армии, когда Кобб шагнул из жизни с дисциплиной и распорядком в полную неопределённость. Поселившись в ветхом доме, где-то в Голливуде, Рон зарабатывал на жизнь, будучи внештатным художником. Он рисовал обложки для журналов, рекламные постеры и прочие коммерческие заказы.

Со временем он вышел на более крупные заказы от таких журналов, как Famous Monsters of Filmland или Fantasy and Science Fiction. Уже тогда в его работах просматривался определенный подход в рисовании и пристрастие к футуризму.

С улицы в именитые карикатуристы

Свою первую известность Рон получил в середине 60-х – 70-х годов, когда набирала обороты контркультура. Пик напряженности «Холодной войны», бушующие антивоенные настроения, протесты на почве расизма и проблем с экологией. Рон был не безразличен к происходящему и рисовал остро-политические карикатуры. Они обнажали проблемы общества, которое бунтовало и жаждало перемен. Из-за едкости и прямоты, его работы отвергли в Playboy, но сходу приняли в подпольной газете The Los Angeles Free Press.

Однажды вечером в середине шестидесятых годов я сопровождал друга-писателя в редакцию альтернативной газеты, которая только начинала распространяться по улицам Голливуда, — еженедельник The Los Angeles Free Press. Мой друг подумал, что меня заинтересует подобное и пригласил пройтись туда вместе.

Мы приехали в кофейню “Пятая усадьба”. Там часто собиралась тусовка стареющих битников и молодых хиппи. Я хорошо знал это место и сам иногда там зависал. Друг провел меня в заднюю часть зала к двери, которую я никогда не замечал, и мы спустились по лестнице в тускло освещенный подвал. Именно здесь я встретил Артура Кункина, издателя и редактора «Free Press». Он сидел за старым столом на колесиках под единственной лампочкой, освещающей помещение.

После небольшой беседы я вдруг сообразил, что могу публиковать свои карикатуры в его газете, при условии, что мне будут платить. Я тут же предложил Кункину одну из моих карикатур, отвергнутых в Playboy. Я всегда носил их с собой. Никогда не знаешь, где они могут пригодиться. Так я стал сотрудником «Free Press» в качестве редакционного карикатуриста на следующие пять лет.

Карикатуры Кобба быстро набрали популярность. «Free Press» была одной из самых первых и тиражируемых подпольных газет. В дальнейшем его работы рассылали и выпускали в более чем 60-ти альтернативных изданиях. Кобб выделялся своим стилем с детализированной штриховкой и контрастной картинкой. Его карикатуры были во всех смыслах насыщены, как визуально, так и посылом.

В одном из выпусков журнала Cavalier, его назвали самым жестким западным карикатуристом. «Он единственный художник, который обладает такой силой убеждения, художественным мастерством и интеллектом, чтобы прямо и без прикрас обнажать проблемы общества», — писали о Коббе в Cavalier.

Рон старался не фокусироваться только на политике и считал себя социальным комментатором, а не поверхностным политическим карикатуристом. Уже тогда он пытался заглянуть в будущее и рисунками повлиять на умы людей. Он показывал каким неприглядным может быть завтрашний день, если не решать социальные и экологические проблемы. Помимо газет, его работы выпускались в сборниках вроде Mah Fellow Americans или Raw Sewage, который был посвящен теме загрязнения окружающей среды.

К середине 70-х Кобб имел большую известность, но стал терять интерес к своей деятельности. Отсутствие свежих мыслей, клише и самоповторы удручали его и завели в творческий блок. «Я не мог ни писать, ни рисовать, ни мыслить здраво. Мне никак не удавалось вырваться из этого состояния. Не удавалось ничего довести до конца и я подсел на амфетамины. Это было действительно ужасное время», — рассказывал Кобб. Выбраться из кризиса ему помогла поездка в Австралию. Там он вспомнил, что его вдохновляло с самого детства — научная фантастика, так он загорелся желанием поработать над кино.

Начало карьеры в кино

Известность в качестве карикатуриста никак не помогала Коббу в сфере кино — карьеру приходилось развивать по новой. К счастью, на этом пути он был не один. Дэн О’Бэннон — старый знакомый Рона — как раз заканчивал свой студенческий проект и пригласил Кобба поработать над дизайном фильма «Темная звезда». После согласований, которые растянулись на полтора года, Кобб сделал дизайн космического корабля для фильма.

«Он сделал наброски космического корабля в трех ракурсах. Они выглядели потрясающе! Небольшой космический кораблик в форме доски для серфинга с плоским дном и шасси для посадки в любых условиях. Он выглядел очень технологично»,— рассказывал О’Бэннон.

Эта совместная работа оставила приятные впечатления у Дэна и тот стал активно приглашать Кобба в последующие проекты. Работа над невышедшей «Дюной» Алехандро Ходоровски, знакомство с Джорджем Лукасом и концепты инопланетян для «Звездных войн». В эти и многие другие проекты Кобб был вовлечен благодаря успешной работе в тандеме с Дэном.

Работа над «Чужим»

О’Бэннон снова обратился к Коббу, когда писал сценарий к «Чужому». Кобб был вовлечен еще на этапе написания сценария и предложил идею с кислотной кровью у ксеноморфов. Когда сценарий утвердили, Рон вместе с Дэном отправились в Англию, где уже разворачивалось производство фильма.

О’Бэннон лично представил Кобба режиссеру Ридли Скотту, о чём тот позже рассказывал в интервью: — «О’Бэннон познакомил меня с Роном Коббом, — выдающимся визуализатором научной фантастики. Мне оказалось близко его реалистичное видение будущего и я сходу понял, что он займет важную роль при создании фильма».

Вклад и подход к созданию фильма

На деле так и было. Кобб заложил колоссальную базу в дизайн окружения. На первых порах он работал над всем: от концептов скафандров, до космического жокея и самого Чужого. Хотя работы Кобба были убедительными, его подход был применим не везде. Его дизайн ксеноморфа уступил концептам Ганса Гигера.

«Рон был крайне расстроен. Он мог создавать бесчисленное количество необычных инопланетян, и все они были уникальны и поражали воображение… Увы, его проекты просто не были такими пугающими и пробирающими до мурашек, как те, что делал Гигер. Монстры Кобба выглядели так, словно они могли выйти из зоопарка, а монстры Гигера были похожи на что-то из кошмарного сна», — говорил на этот счет О’Бэннон.

Тем не менее, спустя 40 лет «Чужой» пугает нас не только сюжетом и кошмарным антагонистом. Особенность фильма в том контексте, куда погрузили монстра, в его окружении. И это заслуга Кобба, ведь именно он создал дизайн корабля «Ностромо».

Он старался максимально приблизиться к реальности, но не повторять «дизайн НАСА». «Ностромо» должен был передавать идею дома с привидениями, который страшен сам по себе и еще больше усиливает страх перед монстром. «Я хотел, чтобы корабль напоминал готический замок, — рассказывал Кобб, — но сопротивлялся этому подходу, ведь склонен придерживаться идеи, что форма следует за функцией».

На стыке фантастики и реализма воплотилась одна из самых важных особенностей фильма — ощущение нехватки пространства внутри корабля. Одновременно понятный глазу и отдающий чем-то мистическим дизайн, ещё больше накалял тревожную атмосферу и заигрывал с чувством клаустрофобии.

К тому же Рон немало поработал над деталями и предысторией мира. Всевозможные логотипы, эмблемы и вымышленные корпоративные знаки были призваны придать фильму дополнительную глубину. Кобб также разработал флаг Объединенной Америки для вселенной «Чужого». 

Признание в мире кино

Успех «Чужого» открыл перед Коббом двери в Голливуд. В течении 80-х годов Рон поработал над многими известными фильмами. Так его большая продуктивность принесла ему признание.

Он не привязывался только к футуризму и работал над дизайном хайборийской эпохи для фильма «Конан-варвар», а также создал оружие и доспехи для главного героя. Рон был художником-постановщиком фильма «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега» и для него же сделал концепт нацистского самолета. 

Послужной список Кобба только расширялся, пополняясь множеством футуристических работ: дизайн машины-времени Делориан для фильма «Назад в будущее»; постановка и концепты космических кораблей для киноленты «Последний звёздный боец»; окружение и снаряжение для картин «Бездна» и «Левиафан» 1989 года.

Продуктивность Кобба в то время поражала, а благодаря его принципам работы с дизайном, спрос на него только возрастал.

«Я всегда делал футуристичные проекты так, как будто они настоящие, — говорил Кобб, — и только убеждался, что чем больше реализма ты в них вкладываешь, тем оригинальней выглядят концепты. Когда я не придерживался этого правила, то вся работа сводилась к переработке клише и абсолютно нелепому финальному результату».

Заключение

Начиная с 70-х годов, вклад Рона Кобба в научно-фантастические и фэнтезийные фильмы был огромен. При этом он остался относительно малоизвестным по сравнению с такими художниками, как Ральф Маккуорри или Стэн Уинстон. Свою роль в этом сыграла и витиеватость его карьеры.

Разноплановую деятельность Рона сложно заключить в одном материале. В 60-х он доносил прогрессивные мысли в своих карикатурах. 70-е и 80-е отметились подъемом на вершину Голливуда, уже в качестве дизайнера, концептера и футуриста. А в  90-х Рон брался за собственные кинопроекты, писал сценарии, работал над играми и даже снял собственный фильм «Гарбо». 

По аналогии с тем, как Сида Мида называют великим дизайнером, Рона Кобба, хочется назвать великим мечтателем. Это вовсе не преуменьшение его заслуг, но, кажется, именно то, что неизменно двигало им на протяжении жизни. Кобб сохранил это качество и смог найти применение своей богатой фантазии. Самостоятельно научился рисовать и разобрался в дизайне. Все для того, чтобы воплощать свои мечтания и приближать к ним реальность.


Ранее, в статье «Творческий путь Бенуа Сокаля», мы рассказали о жизни этого великого художника и его работе над такими проектами как «Инспектор Канардо», «Amerzone» и «Syberia».


Подписывайтесь на нас в Facebook, Telegram, Vkontakte, Pinterest.

+1
1
+1
3
+1
1
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
Поделиться: